badcube (badcube) wrote,
badcube
badcube

Categories:

Красная ртуть. Тибетский след



Глава пятая. Яков Блюмкин

Мы прервали свое повествование о таинственной субстанции «красная ртуть» http://badcube.livejournal.com/17405.html «Красная ртуть. Проект "Колокол" («Die Glocke»)» на том факте, что информацию о чудо-оружии и чудо-технологиях немцам передал легенда ВЧК-ОГПУ в 1925 году Яков Блюмкин. И теперь настало наконец время пролить лучик света на деятельность Советской России и Германии в погоне за чудо-технологиями в начале двадцатого столетия и откуда у немцев появился сверхсекретный проект «Колокол».



О Якове Блюмкине написано немало. Блюмкин вошел в историю, совершив в 1918-м покушение на посла Германии Мирбаха, пытаясь по заданию левых эсеров сорвать Брестский мир. Но это далеко не самый интересный факт его биографии, куда более интересные события разворачивались после его таинственной экспедиции в Шамбалу в 1925 году. Интересна также его связь с профессором Барченко, которому приписывают открытие гиперборейской цивилизации на Кольском полуострове. Да и вопрос о том, почему 1929 году легендарный разведчик Блюмкин был расстрелян: по одним сведениям за тайные контакты с Троцким, по другим за продажу секретной информации Германской разведке – не оставляет в покое исследователей в области тайных чудо-технологий.

Но давайте обо всем по порядку.

Впервые Тибет привлек внимание руководителей Советской России осенью 1918 года. 27 сентября газета «Известия» опубликовала небольшую заметку, озаглавленную «В Индии и Тибете». В ней шла речь о борьбе, якобы начатой тибетцами по примеру индийцев против иностранных поработителей: «К северу от Индии в сердце Азии в священном Тибете идет такая же борьба. Пользуясь ослаблением китайской власти, эта забытая всеми страна подняла знамя восстания за самоопределение».

Появление этой заметки объясняется тем, что в сентябре 1918 года ЧК освободила из Бутырской тюрьмы представителя Далай-ламы в России Агвана Доржиева. Последний вместе с двумя спутниками был арестован на железнодорожной станции Урбах, недалеко от Саратова, по подозрению в попытке вывоза ценностей за пределы Советской России. На самом деле это были средства, собранные среди калмыков на строительство общежития при буддийском храме в Петрограде. От неминуемого расстрела их спасло лишь вмешательство наркомата иностранных дел.


Агван Доржиев

Условием освобождения тибетского дипломата стало его согласие сотрудничать с советской дипломатией (разведкой - прим.) – привлечь Доржиева к такому сотрудничеству было не очень трудно, зная о его ненависти к англичанам и активной деятельности с целью привести Тибет под покровительство России. Перед Чичериным, руководителем советского внешнеполитического ведомства, открылась заманчивая перспектива — завязать дружеские связи с Далай-ламой.

Вскоре после освобождения Доржиева 19 октября 1918 года состоялось заседание Русского комитета для исследования Средней и Восточной Азии, на котором возникла идея организовать две экспедиции — в Восточный Туркестан, Кашмир и в Тибет. Обе экспедиции, хотя перед ними формально ставились чисто научные задачи, в то же время должны были служить политическим целям большевиков. Так, в проекте Тибетской экспедиции говорилось, что она должна собрать сведения о влиянии монгольских племен вдоль северной границы Тибета. Но из-за начавшейся Гражданской войны, отрезавшей красную Москву от Восточной Сибири и Монголии, этим экспедициям не суждено было осуществиться.

Позже состоялась другая экспедиция, цели и обстоятельства которой не ясны до конца и в наши дни. Это знаменитая Трансгималайская экспедиция Николая Константиновича Рериха.


Н. Рерих

Принято считать, что Центрально-Азиатская экспедиция Рериха имела «научно-художественный» и религиозный характер. Однако дальнейшее развитие событий показало, что эта задача была лишь прикрытием. И не самым убедительным.

Осенью 1925 года к экспедиции Рериха, продвигавшейся в то время по Индии, присоединяется оперативный сотрудник ОГПУ Яков Блюмкин. Под видом паломника он проник на территорию Афганистана, а оттуда — в Индию. Там он сменил облик, переодевшись монгольским ламой. Блюмкин прибыл в столицу княжества Ладакх — Лех, расположенный на территории Британской Индии, и встретился с экспедицией Рериха. Вот как художник описывает эту встречу в своем дневнике: «Приходит монгольский лама и с ним новая волна вестей. В Лхасе ждут наш приезд. В монастырях толкуют о пророчествах. Отличный лама, уже побывал от Урги до Цейлона. Как глубоко проникающа эта организация лам!»

Давайте немного разберем предысторию появления Блюмкина в составе экспедиции Рериха. Уже в 1918–1919 годах в оперативных чекистских сводках появились сведения: «Барченко A.B. — профессор, занимается изысканиями в области древней науки, поддерживает связь с членами масонской ложи, со специалистами по развитию науки в Тибете, на провокационные вопросы с целью выяснения мнения Барченко о Советском государстве Барченко вел себя лояльно». Известно, что в начале 1924 года, в короткий период работы Александра Васильевича в Главнауке, писатель Виноградов, подвизавшийся на ниве стукачества, «сдавал» в ОГПУ сведения об исследовательской деятельности ученого. Из донесений Виноградова стало известно о «ментальной» спиритической станции, организованной Барченко в поселке Красково, которая, по словам доносчика, должна была связать ученого с Тибетом и загадочной Шамбалой.

Незадолго до того времени, когда Барченко заинтересовались органы ВЧК, по рекомендации Дзержинского Блюмкин, был принят учиться в Академию Генерального штаба РККА на факультет Востока, где готовили работников посольств и агентуру разведки. В Академии Блюмкин к знанию иврита добавил знание турецкого, арабского, китайского, монгольского языков, а вместе с ними обширные военные, экономические и политические знания. В то время, когда в Москву, а затем в Петроград прибыла делегация с Востока, Блюмкин служил в Петроградской ЧК под русской фамилией Владимиров, прозываясь Константином Константиновичем.

Скрывшийся под чужой личиной Блюмкин страстно интересовался древними практиками и оккультизмом, слыл знатоком каббалы. Пытаясь проникнуть в тайны магии, Блюмкин контактирует с Александром Барченко еще в 1923 году, а также с Генрихом Мебесом, другими учеными и оккультистами. Становится понятным почему Блюмкина заинтересовала персона Барченко: не так давно Александр Васильевич вернулся из экспедиции в легендарную Гиперборею к берегам Лавозера и Сейдозера в Лапландии на Кольском полуострове, где искал следы древней цивилизации, аналогичной той, которая будто бы существует в Тибете – а значит у ВЧК есть возможность получить опосредованные сведения о Шамбале. Без сомнений, он может рассказать о таинственных находках на русском Севере. Но тут возникает экстренная командировка: руководитель Коминтерна Гирш Зиновьев отправляет Якова Блюмкина, как секретного агента Коммунистического интернационала, в Германию, чтобы участвовать в очередной подготовке большевистской революции. Блюмкин отправляется консультировать германских товарищей по вопросам террора и подрывной деятельности. Вернувшись после неудачной попытки принести «революцию на штыках», Блюмкин официально становится сотрудником Иностранного отдела ОГПУ. Теперь в сфере интересов разведчика - Палестина; далее следуют - Закавказье; затем Афганистан, где он пытается найти связь с мистической сектой исмаилитов, которых надеялись использовать большевики в своих целях; другие территории: Иран, Индия, Цейлон.

В притягательно-мифическую Шамбалу желал попасть и Барченко (это ему не удалось сделать – прим.), который уже был в научных экспедициях по стране и к которому в конце 1924 года особый интерес проявили сотрудники чекистских органов. Мало того, что ученый проводил вполне успешные уникальные эксперименты, он еще установил связь с мистиками Азии и России и получал тайные знания от странных лиц. Барченко был знаком и с масоном Г. Гурджиевым.


Г. Гурджиев

Добавлю штрихом, что возможным «учеником» выдающегося мага-масона Г. Гурджиева был не кто иной, как товарищ Сталин (оба учились в одной семинарии в Тифлисе, одно время Иосиф жил на квартире своего духовного наставника).

Однажды вечером 1924 года в квартиру Барченко в Петрограде явились его знакомые сотрудники ОГПУ: Константин Константинович Владимиров (он же Яков (по другим сведениям - Симха-Янкель –прим.) Блюмкин), Федор Карлович Лейсмер-Шварц, Александр Юрьевич Рикс и Эдуард Морицевич Отто. В процессе длительной беседы Блюмкин сказал, что научные разработки Барченко, связанные с телепатическими волнами, имеют большое оборонное значение и что подобное оружие может стать решающим в битве пролетариата за мировую революцию, а потому научные исследования должны финансироваться ОГПУ или Разведупром Красной армии. Кстати, еще в 1911 году в журнале «Природа и люди» A.B. Барченко опубликовал очерк «Передача мыслей на расстояние. Опыт с «мозговыми лучами», так что времени на осмысление и проверку таинственных лучей у ученого хватало.


А.В. Барченко

Тогда же, по совету новоявленных друзей, A.B. Барченко написал письмо о своей работе председателю ВСНХ Дзержинскому, которое Блюмкин вскоре доставил в Москву. Через несколько дней Александр Васильевич был приглашен на явочную квартиру ОГПУ на улице Красных Зорь, где с ним тайно встретился сотрудник Секретного отдела ОГПУ Яков Агранов, специально прибывший из столицы. «В беседе с Аграновым я подробно изложил ему теорию о существовании замкнутого научного коллектива в Центральной Азии и проект установления контактов с обладателями его тайн», — вспоминал Барченко.

Чтобы форсировать события, чекист Яков Блюмкин просит Барченко написать еще одно письмо, но в адрес коллегии ОГПУ; и вскоре ученого вызывают в столицу для доклада о своем научном открытии на коллегии. Именно тогда через Якова Блюмкина с Александром Васильевичем Барченко знакомится и начальник Спецотдела Бокий. По другим сведениям— еще прежде, через Карлушу— сотрудника Петрочека Карла Шварца, который в 1923 году был частым гостем в квартире Барченко. «Входе обсуждения с Бокием я привлек его интерес к мистической теории «Дюнхор» и установлению контакта с Шамбалой, с тем чтобы продвигать эти вопросы в Политбюро ЦК ВКП(б)», — признавал арестованный в 1937 году A.B. Барченко.

Вскоре ОГПУ решает отправить Блюмкина с особой тайной миссией в Китай. Он должен был вместе с экспедициями Спецотдела ОГПУ и экспедицией Николая Рериха проникнуть в легендарную Шамбалу, скрытую в горах Тибета. А параллельно разведать военную мощь англичан в Тибете и узнать, не намерена ли Великобритания начать войну против СССР с территории Китая. Вот так и состоялась встреча Блюмкина с Рерихом на Тибете.

В сентябре караван вышел из Леха. Но «лама» Блюмкин покинул караван еще ночью. О своем уходе Блюмкин предупредил лишь Рерихов, сообщив, что вновь присоединится к экспедиции через три дня, дождавшись их в приграничном монастыре Сандолинг. Яков отправлялся на изучение района.

24 сентября «лама» Блюмкин объявляется на стоянке в костюме уроженца мусульманского купца из Яркенда. И здесь Рерих впервые занес в дневник ошеломляющую подробность: «Оказывается, наш лама говорит по-русски. Он даже знает многих наших друзей». Среди общих знакомых — народный комиссар иностранных дел Чичерин, известный Рериху еще со времен учебы в университете.

Вот так, удивляясь и восхищаясь своим «ламой», члены экспедиции дошли до китайской границы и в октябре уже держали курс на Хотан. Пройдя с экспедицией Западный Китай, Блюмкин прибыл в Москву в июне 1926 года. Вместе с ним приезжает в Москву и Рерих.

За рамками данного описания остается только путешествие лично Блюмкина в Шамбалу и личный отчет «о проделанной работе», но на этот вопрос дают ответы протоколы допросов «легенды ОГПУ» и позднее написанная служебная записка одного из сотрудников НКВД о необходимости организации повторной экспедиции. Позднее информацию Блюмкина, полученную в Тибете, подтвердил разведчик (ученый) Савельев.

Подлинность документов в этой статье мы затрагивать не будем, а поэтому будем придерживаться той версии, которая изложена в них.

Листы протокола допроса Блюмкина Я.Г.





Листы служебной записки - «Докладная записка об экспедиции в Лхасу (Тибет) 1925 года и об организации новой экспедиции в Тибет» от 16 января 1939 года за подписью начальника 5-го отдела Главного управления государственной безопасности НКВД СССР Деканозова, адресованная тому же Меркулову, которая подтверждает показания Блюмкина.








Постановление о расстреле Я. Блюмкина.


Ниже записка-предписание, указывающая, где захоронен Я.Г.Блюмкин:


Сразу следует отметить, что в связи с последующим расстрелом Блюмкина была обрублена нить, связывавшая «советскую власть» с мистическим Тибетом. И лишь спустя 10 лет, посланный в Германию тов. Савельев, руководитель секретной лаборатории «Андроген», располагавшейся в подмосковном Красково (кстати и у Барченко А.В. лаборатория была там же), с удивлением в своем отчете напишет, что немецкие «этнографические» экспедиции привозят из Тибета удивительные сведения и знания, на которые имеет смысл обратить внимание Советскому правительству.

Так что же мы можем для себя выяснить из приведенных протоколов и других документов об итогах экспедиции? Самым ценным в деле (протоколах допроса) следует считать собственноручные показания Блюмкина, в которых он описывает то, что он видел в подземных хранилищах знаний в Тибете.

И так, соберем воедино разрозненные сведения о результатах этой экспедиции Я. Блюмкина -

В соответствии с личным распоряжением пред. ОГПУ тов. Ф.Дзержинского, в сентябре 1925 г. в Тибет в Лхасу, была организована экспедиция в количествеве 10 человек под руководством Я. Блюмкина, работавшего в научной лаборатории ОГПУ в Красково (под рук. Е.Гопиуса,). Лаборатория входила в состав спецотдела ОГПУ( Г.Бокия). Целью экспедицию являлось уточнение географических маршрутов, поиск «города богов», с целью: получения технологи ранее неизвестного оружия, а также рев.-агит.пропаганда, что, как следует из докладов Блюмкина не нашло «соответствующей востребованности» среди властей Тибета.

Первоначально Блюмкин выступал под легендой монгольского ламы, а по прибытии в Леху (столица кн. Ладакх) был разоблачен. От ареста и депортации его спас мандат, выданной ему за подписью тов. Дзержинского с обращением к Далай ламе, встречи с которым он ожидал в течение трех месяцев.

Из доклада Блюмкина следует, что в январе 1926 года во дворце в Лхасе его принял Далай лама 13-й, который воспринял послание тов. Дзержинского как добрый знак, а далее, по приглашению правительства Тибета он, Блюмкин становится важным гостем. Тибетские монахи рассказали ему некоторые тайны, хранящиеся в глубоком подземелье под дворцом Потала.

Блюмкин описывает, что после того, как он прошел своеобразную процедуру «посвящения», пообещав Далай-ламе организовать крупные поставки оружия и военной техники из СССР (в кредит), а также помочь в предоставлении золотого кредита правительству Тибета, по личному указанию Далай ламы, 13-ть монахов сопроводили его в подземелье, где существует сложная система лабиринтов и открытия «тайных» дверей. Для того, чтобы это сделать, монахи заняли соответствующее место и поочередно, в результате переклички, в определенной последовательности стали оттягивать вниз от свода потолка кольца с цепями, с помощью которых, большие механизмы, скрытые внутри горы открывают ту или иную дверь. Всего в тайном подземном зале 13 дверей. Блюмкину были показаны два зала. В одном из них монахи хранят древнее оружие богов – ваджару – гигантские щипцы, с помощью которых в 8-10 тысячелетии до н.э. вожди древних цивилизаций осуществляли широкомасштабное выпаривание золота при температуре, равной температуре поверхности солнца, примерно 6-7 тыс. градусов С. Со слов монахов, при процедуре «выпаривания» золота в течение нескольких секунд происходит такая реакция: золото вспыхивает ярким светом и превращается в порошок. С помощью этого порошка Воджара древние правители продлевали себе жизнь, употребляя его с пищей и вином на сотни лет. Этот же порошок использовался в строительстве. С его помощью древние строители, по утверждению монахов, действительно, передвигали в воздухе гигантские каменные многотонные плиты и осуществляли разрезание и распиливание твердых каменных и скальных пород, возводя каменные монументы и исторические постройки, сохранившиеся до наших дней.


По утверждению Блюмкина под землей монахи хранят секреты минувших цивилизаций, которые когда-либо существовали на Земле - их было 5-ть, вместе с той цивилизацией, которая существует сейчас. Сами перепитии с датами потопов не очень интересны к рассматриваемой нами теме, но дело в том, что Блюмкин также говорит о том, что по утверждению монахов, спастись будет возможно лишь небольшой части избранных людей в подземных городах Антарктиды и в Тибете, которые каким-то шлейфом под землей соединены между собой (эта информация об Антарктиде нами будет рассмотрена в отдельной статье).

Но самое интересное, что ни один из тех, кто перепечатывал протоколы не говорит о том странном устройстве, которое описывает Блюмкин. Обратите внимание, что на Втором листе протокола допроса в пункте 2 говорится о некоем устройстве – Колокол! Вы помните наши публикации «Красная ртуть. Проект «Колокол»? Так вот, на мой взгляд именно это устройство и было воссоздано в последующем учеными Третьего рейха, но не без помощи Я. Блюмкина.

Вот что пишет Блюмкин: другое устройство называлось «шу-дзи», или «колокол», им «можно ослепить на время большое войско или целую армию. Способ его действия заключается в трансформации электромагнитных волн на определенные частоты, которые действуют непосредственно на мозг».

Как следует из протокола допроса, технические характеристики этих агрегатов Блюмкин впоследствии продал представителю германской разведки Вернеру фон Штильхе. Блюмкин также продал Штильхе «сведения об оружии богов (VIII-X тысячелетия до нашей эры) в подземных городах подо льдами в районе Земли Королевы Мод».

Блюмкин настаивал, что информацию о своих операциях он регулярно сообщал руководству и располагал санкцией центра на сотрудничество со Штильхе. Главная цель - организация советско-германской экспедиции в Тибет и Антарктиду с немецким финансированием. Штильхе согласился и для подтверждения намерений передал Блюмкину 2,5 миллиона долларов, которые были изъяты ОГПУ на квартире Блюмкина.

Таким образом, Блюмкин, вернувшись из тибетской экспедиции, передал немецкой стороне информацию о виденных им артефактах древних цивилизаций. Фактически, судя из документов дела, Блюмкин подготовил два отчета — для НКВД и для немцев. На допросе он утверждал, что получил 2,4 млн долларов из спецкассы НКВД для организации повторной экспедиции в Тибет, очевидно, уже с целью получения конкретных материалов и артефактов. Проведенная внутренняя проверка не подтвердила факт передачи указанной Блюмкиным суммы из фондов НКВД. Свою роль сыграли и показания Полежаевой, подосланной к Блюмкину в качестве соглядатая.

Говорить об этом деле можно много, материалов достаточно, все они дают богатую пищу для ума и крайне интересных выводов, первый из которых: получив отчет Блюмкина о хранящихся в Тибете знаниях древних цивилизаций, немецкая разведка приняла единственно верное в этой ситуации решение — устранить конкурентов в лице Блюмкина и НКВД. Результатом стала спровоцированная ситуация, в которой Блюмкин предстал перед «товарищами» из НКВД в лице шпиона и врага народа, особенно на фоне недавних встреч с Троцким. В итоге — расстрельная статья за контрреволюционную деятельность. Здесь хочется отметить, что Германская разведка, никогда не останавливается на достигнутом! Если когда-то, пусть даже в довольно отдаленном прошлом, были потрачены рейхсмарки или другие денежные знаки, то будьте уверены, что пыльная папка будет извлечена из архива в нужное время и дело будет доведено до конца и будет предоставлен подробнейший отчет до последнего пфенига: сколько потрачено и сколько ожидается прибыли, так как педантичные немцы деньгам знают счет. Что в общем и произошло в дальнейшем.

Возобновился интерес Советской России к Тибету лишь после поездки тов. Савельева в Германию в 1939 году.

Лист служебной записки Савельева.


Данный документ датирован 10 января 1939 года. Это доклад о результатах командировки в Третий рейх начальника спецлаборатории НКВД «Андроген» Савельева, адресованный первому заместителю наркома внутренних дел В.Н. Меркулову. Савельев докладывал: в личных беседах известный немецкий антрополог Ганс Гюнтер сообщил о том, что большинство наиболее перспективных исследовательских направлений Германии связаны с Тибетом. Немецким ученым удалось «получить сведения, которые будут немедленно востребованы в промышленности рейха, в науке и самолетостроении».

Савельев подчеркивал, что речь идет о неизвестных ранее технологиях древних цивилизаций. Гюнтер рассказал о немецкой экспедиции в Антарктиду 1938 года и изложил теорию полой Земли, передав Савельеву некую карту-схему с личными пометками, а также сообщил о планах по организации специального конвоя, который должен осуществлять регулярное сообщение с Антарктидой (районом Земли Королевы Мод). Савельев писал: «Я убежден, что Гюнтер ориентировал меня в необходимости проведения аналогичных исследований советской стороной в рамках имеющегося договора» (был договор о сотрудничестве между учеными двух государств в рамках мистических проектов – прим.).

Справочно: «Генеральное соглашение о сотрудничестве, взаимопомощи, совместной деятельности между Главным управлением государственной безопасности НКВД СССР и Главным управлением безопасности Национал-социалистической рабочей партии Германии (гестапо)», подписано в ноябре 1938 года. Пункт 1 параграфа 6 соглашения гласит: «Стороны будут способствовать расширению и углублению сотрудничества между нашими странами в области сокровенных тайн, теозоологии, теософии, паранормальных и аномальных явлений, влияющих на социальные процессы и внутреннюю жизнь государств».

Под занавес беседы Гюнтер рассказал, что в ближайшее время в Германии может появиться оружие, «способное уничтожать города в считанные секунды», и что многие вводные данные относительно этого оружия были получены из Тибета. Также стало известно о том, что в Германии разрабатывались авиационные двигатели принципиально нового типа на основе электромагнетизма.

К мнению Савельева прислушались, почему и родилась служебная записка Деканозова об экспедиции в Тибет Я. Блюмкина, тем более что лаборатория в Красково занималась весьма необычным делом - созданием философского камня (но это совершенно отдельная тема). Началась срочная подготовка к экспедиции "Тибет-2", были вновь подняты материалы, добытые Блюмкиным, утвержден состав экспедиции, сроки, маршруты, снаряжение.

Лист приказа, список группы и карта маршрута.




Но время было уже безвозвратно упущено. Еще в 1938-39 годах экспедиция Аненербе под руководством Эрнста Шеффера (а еще ранее в 1931, 1934-35 годах) вывезли из хранилищ древних знаний уникальные материалы, артефакты, и Ключи от множества древних технологий, в том числе и описание способа проникновения в Агхарту, мистическую подземную страну.


Э. Шеффер – в центре

Таким образом, круг замкнулся! Публикации Г. Герлаха в середине 20-х годов на основании эзотерических взглядов на электромагнетизм – сведения от Я. Блюмкина германской разведке о чудо-оружии – последующие экспедиции Э. Шеффера - дальнейшая обратная инженерия проекта «Колокол». И вот здесь становится интересным другой факт: об экспедициях Третьего рейха к земле Королевы Мод в Антарктиде – что искали там германские исследователи? И что искал (или кого) там же после окончания Второй мировой войны адмирал ВМС США Ричард Бёрд?



(Продолжение следует)

Начало:
http://badcube.livejournal.com/15691.html
http://badcube.livejournal.com/16606.html
http://badcube.livejournal.com/16957.html
http://badcube.livejournal.com/17405.html


Tags: Красная ртуть Конспирология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments