badcube (badcube) wrote,
badcube
badcube

Category:

Курильский капкан (Продолжение, глава Первая)



Глава 1. К истории "Курильского вопроса" – от Симода до Портсмута

Отправной точкой «Курильского вопроса» и главным аргументом японской стороны являются ссылки на договоры XIX века - Симодский торговый договор 1855 года, по которому граница между Россией и Японией была проведена между островами Уpуп и Итуpуп, а Сахалин остался неpазгpаниченным. Также японская сторона ссылается на Санкт-Петеpбуpгский договор 1875 года, по которому за признание Японией всего Сахалина российским, все Курильские острова были переданы Японии.

Следует отметить, что Симодский трактат был заключен в разгар Кpымской войны, когда англо-французские эскадры чувствовали себя в Охотском море, как дома. Петpопавловск-Камчатский был осажден, и, хотя атака английского десанта была отбита, порт даже был эвакуирован в Николаевск-на-Амуpе. Англичане готовили десант для высадки на Курилах, которые не были формально разграничены ни в одном международном договоре. Для России было безопаснее пойти на такое разграничение, при котором часть островов оказалась бы под юрисдикцией слабой в военно-моpском отношении Японии, зато не подверглась бы оккупации сильнейшей военно-моpской державы - Великобритании. К тому же большим успехом считалось согласие Японии торговать продовольствием с Россией, которая не могла содержать свои военные посты на Сахалине и Курилах из-за хронической нехватки продовольствия. Япония же, проводившая политику полного изоляционизма, категорически отказывалась продавать даже такие товары, как соль и мука.

А вот потом, японская сторона начисто забывает весь, более чем столетний период истории взаимоотношений государств, а самурайская память просыпается лишь с Сан-Фpанцисского мирного договора, подписанного в 1951 году 51 государством во главе с Соединенными Штатами. Но мы все помним, а поэтому разберем весь период истории, который предшествовал данному договору.

Период времени, предшествовавший русско-японской войне 1904-1905 годов, хорошо и кратко описал в своих мемуарах К.Г. Маннергейм. Маннергейм был вхож к императору, и лучше, чем кто-либо иной, знал тайные механизмы принятия решений в государстве. В конце девятнадцатого века внешнеполитическое ведомство России возглавлял князь Лобанов-Ростовский, стремившийся стабилизировать политическую ситуацию, как в Европе, так и на Дальнем Востоке. Территориальное расширение Японии, которая оккупировала Южную Маньчжурию, представляло реальную угрозу, и в 1895 году Россия, вместе с Францией и Германией, потребовала восстановления суверенных прав Китая на Маньчжурию. Японские войска были вынуждены покинуть страну и отойти в Корею. Вознаграждением за это стала концессия, по которой Россия получила возможность построить и начать эксплуатацию Южно-Китайской железной дороги — она пролегала через Северную Маньчжурию и соединяла Сибирь с Владивостоком. Однако после того как на посту министра иностранных дел князя Лобанова-Ростовского сменил граф Муравьев, внешняя политика России претерпела крутой поворот.

В 1898 году Китай был принужден сдать в аренду России сроком на 25 лет конечный пункт Южно-Маньчжурской дороги — город Порт-Артур — для создания там военно-морской базы. Китай должен был также согласиться на присоединение упомянутой линии к только что построенной Южно-Китайской железной дороге. Отношение китайцев к подобному диктату ясно демонстрирует боксерское восстание 1900 года, которое было направлено против всех иностранных интервентов. Подавление этого восстания дало возможность России полностью оккупировать Маньчжурию. Правительство России пообещало постепенно освободить эту территорию, но, поскольку ничего такого не произошло, Япония заподозрила Россию в разработке планов нападения на Корею. Разногласия усиливались из года в год. Японским нотам не придавалось никакого значения, российское правительство не обратило особого внимания и на то обстоятельство, что в 1902 году Англия, опасаясь вторжения России в Индию, заключила союз с Японией. Россия жила с верой, что дипломатические успехи, легко достигнутые за последние годы, будут сопутствовать ей вечно.

В конце декабря 1903 года, когда император Николай II с семьей находился в охотничьем замке Спала в Польше, полномочный посол Японии в России вручил министру иностранных дел ноту, в которой повторялось предложение Японии о разделе сфер влияния на Дальнем Востоке: Маньчжурия — России, Корея — Японии. Ответ на ноту требовалось представить не позднее 7 января. Министр иностранных дел граф Ламздорф решил сразу же отправиться в Спалу, чтобы представить ноту императору. Однако эта поездка была отложена — пришло известие, что у цесаревича ухудшилось состояние здоровья в связи с гемофилией. В таких обстоятельствах попасть на аудиенцию к государю было очень сложно, практически невозможно.



Проходили недели, в Токио нарастало нетерпение. Только в феврале министр иностранных дел смог доложить императору обстоятельства этого дела. Ответная нота России носила, по всей видимости, такое содержание, что Япония посчитала себя вправе взяться за оружие, и в ночь на 9 февраля 1904 года, без объявления войны, японские корабли блокировали русскую эскадру в Порт-Артуре.

Вот таким образом, возможность урегулирования кризиса была утрачена самодержцем Всея Руси, который попросту «отстранился» от решения проблем государства, хотя еще в конце декабря 1903 года Главный штаб в докладной записке Николаю II обобщил всю поступившую разведывательную информацию: из неё следовало, что Япония полностью завершила подготовку к войне и ждёт лишь удобного случая для атаки. Кроме реальных доказательств неизбежности войны, русская военная разведка смогла установить и практически точную дату её начала.
Никаких экстренных мер со стороны Николая II и его окружения так и не последовало. Нерешительность высших должностных лиц привела к тому, что ни один из планов подготовки кампании против дальневосточного соседа, составленных А.Н. Куропаткиным, Е. И. Алексеевым и Главным морским штабом, не был осуществлён до конца.

События в Порт-Артуре полностью выключили из игры русский тихоокеанский флот. Флагманский корабль адмирала Макарова «Петропавловск» напоролся на мину и унес с собой в пучину самого одаренного российского флотоводца, а вместе с ним почти тысячу матросов. Одним из оставшихся в живых был двоюродный брат царя Великий князь Кирилл. Его удивительное спасение, по общему мнению, было промыслом высших сил, которые якобы избрали Великого князя для выполнения особого предназначения в Российском государстве (тема для отдельной статьи). Далее последовал разгром 2-й Тихоокеанской эскадры в Цусимском сражении и одновременная сдача Порт-Артура японцам.



Война завершилась Портсмутским миром, подписанным 23 августа (5 сентября) 1905 года и зафиксировавшим уступку Россией Японии южной части Сахалина и своих арендных прав на Ляодунский полуостров и Южно-Маньчжурскую железную дорогу.
Согласно договору Россия признавала Корею сферой японского влияния, уступала Японии арендные права на Ляодунский полуостров с Порт-Артуром и Дальним, часть ЮМЖД от Порт-Артура до Куаньчэнцзы и соглашалась в статье 12 на заключение конвенции по рыбной ловле вдоль русских берегов Японского, Охотского и Берингова морей.
Россия уступала Японии юг Сахалина (от 50 параллели) и «все прилегающие к последней острова».



То, что можно было решить относительно безболезненно в начале января 1905 года, простым разграничением зон влияния без уступки территорий, закончилось полным разгромом военной машины и дипломатии Российского государства.



(Продолжение следует)
Tags: Курилы, Курильские острова, Русско-японская война, Сахалин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments