badcube (badcube) wrote,
badcube
badcube

Category:

Курильский капкан (Продолжение, глава Вторая)



Глава 2. От Портсмута до «Миссури»

Вопрос о вступлении СССР в войну с Японией был решён на конференции в Ялте 11 февраля 1945 года специальным соглашением. В нём предусматривалось, что Советский Союз вступит в войну против Японии на стороне союзных держав через 2−3 месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе.

Также соглашения Ялтинской конференции были закреплены Потсдамской декларацией глав правительств Соединенных Штатов, Соединенного Королевства и Китая о Японии от 26 июля 1945 года, в которой в пункте восьмом было указано:

«Условия Каирской декларации будут выполнены и японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем».

Хочется особо отметить, что в Каирской декларации также указано, что цель союзников заключается, в частности, в том, чтобы "изгнать" Японию с территорий, "которые она захватила при помощи силы и в результате своей алчности".

Япония отвергла данное требование и 8 августа 1945 года японскому послу в Москве было вручено заявление о том, что Советский Союз считает себя в состоянии войны с Японией. По распоряжению Верховного Главнокомандования началась подготовка к боевой операции по высадке морского десанта в порту Далянь (Дальний) и освобождению Люйшуня (Порт-Артура) совместно с частями 6-й гвардейской танковой армии от японских оккупантов на Ляодунском полуострове Северного Китая.

Хочется, забегая вперед, отметить, что в отличие от шапкозакидательских настроений русско-японской войны 1904 – 1905 годов, в СССР всерьез готовились к войне с Дальневосточным «соседом», учитывая весь «опыт» отношений и понимая, что враг силен и коварен. Плакаты времен первой русско-японской войны наглядно показывают настроения общества того времени, чем и сегодня грешат многие средства массовой информации:





Так и хочется прокомментировать: «Пусть трубитъ побѣдные гимны тотъ, кто уже побѣдилъ!»

Но давайте подробнее рассмотрим период, предшествовавший Второй мировой войне, так как он дает представление о взаимоотношении двух стран, складывавшихся, далеко не в дружественном ключе и прежде всего – со стороны Японии.

На приведенной ниже карте наглядно показаны территории России, которые отошли к Японии по условиям мирного договора 1905 года и те, которые юридически к Японии не имели никакого отношения.



Смею напомнить, что по условиям договора Россия уступала Японии юг Сахалина (от 50 параллели) и «все прилегающие к последней острова», таким образом, граница должна проходить по Четвертому Курильскому проливу и никоим образом не затрагивать остров Парамушир.
Однако, на приведенной карте, причем озаглавленной, как «Государственная граница.…», Парамушир также отошел Японии и соответственно для чего-то карта эта существует, причем на вполне уажаемых сайтах типа «Топвар» и расходится копиями среди читателей. Данная карта, выдаваемая, как истинная – это искажение фактов. Вопрос, зачем эта поддельная карта создана, но для этого мы и разбираем так подробно «Курильский вопрос».

После Портсмутского мирного договора и до Ялтинской встречи держав Японская военщина не раз демонстрировала свою экспансионистскую политику на Дальнем Востоке уже в отношении Советского государства. Напомню, что в результате Портсмутского договора Япония стала владеть как Южным Сахалином, так и некоторыми Курильскими островами. В результате экспансионистской политики, Япония закрыла для российского флота не только свободный выход в Тихий океан, но и доступ к портам Камчатки и Чукотки.
Японская интервенция на Дальнем Востоке с 1918 по 1925 год, охватившая Приморскую, Амурскую, Забайкальскую обл. и Северный Сахалин, наглядный пример такой политики. Эта интервенция являлась составной частью дальневосточной военной интервенции государств Антанты и была не только самой длительной, но и нанесла наибольший ущерб экономике молодой страны советов.



Воспользовавшись ослаблением России из-за начавшейся гражданской войны, Япония первая из иностранных государств начала военную интервенцию, вторгшись в 1918 г. на территорию Дальнего Востока (японский десант был высажен во Владивостоке в апреле 1918 г.).
Этот акт явился грубым нарушением, как международного права, так и мирного договора 1905 года, поскольку представлял из себя открытое вмешательство во внутренние дела государства, не только не находившегося с ней в состоянии войны, но и бывшего в 1914-17 гг. ее союзником по антигерманскому блоку (во время первой мировой войны Япония выступала на стороне Антанты).
Японские войска оставались в Приморье дольше войск других стран - до конца 1922 г. Кроме этого, Япония, единственная из стран, принимавших участие в интервенции, в апреле 1920 г. оккупировала Северный Сахалин, который она удерживала за собой до середины 1925 г.

Деятельность японцев на Северном Сахалине ясно свидетельствуют о том, что Япония всячески старалась удержать за собой этот стратегически важный (в экономическом и военном отношении) участок наших дальневосточных территорий (напомним, в то время южная часть Сахалина принадлежала Японии), который она была вынуждена покинуть в 1925 г., благодаря твердой и последовательной позиции в этом вопросе советского правительства.

В 1925 году в результате внутренних неурядиц в стране, Япония подписала договор о передаче северного Сахалина Советской России. При заключении 20 января 1925 года Конвенции, установившей дипломатические отношения, об основных принципах взаимоотношений между СССР и Японией, уполномоченный Советского Союза Л. М. Карахан сделал специальное заявление о том, что «признание его Правительством действительности Портсмутского договора от 5 сентября 1905 года никоим образом не означает, что Правительство Союза разделяет с бывшим царским правительством политическую ответственность за заключение названного договора».
Конвенция не решала вопрос о территориальном размежевании СССР и Японии, ибо японское правительство продолжало удерживать отторгнутые от России земли Южного Сахалина и Курильских островов. Более того, в последующие годы милитаристская Япония превратила эти территории в военные плацдармы, с которых постоянно угрожала Советскому Союзу, развернула на них активную подготовку к войне против СССР, что наиболее ярко проявилось в годы Второй мировой войны.
Напомним, что все вышеописанные и крайне недружественные действия осуществлялись Японией на территории иностранного государства, с которым продолжал действовать мирный договор 1905 г., в котором было установлено, что территория Северного Сахалина является владением России.
(Источник: Действия Японии в Приморском крае. Владивосток, 1921, стр. 63; Рейхберг, указ. соч., стр. 142, 145)

Вопрос о намерении советского правительства добиваться восстановления прав на южную часть Сахалина и Курильские острова возник при обсуждении условий заключения между СССР и Японией пакта о ненападении.
18 декабря 1940 года во время очередной беседы с послом Японии в Советском Союзе Татэкава Ёсицугу нарком иностранных дел СССР В. М. Молотов указал, что общественное мнение в СССР будет связывать вопрос о заключении пакта о ненападении с Японией с вопросом о возвращении утраченных ранее территорий - Южного Сахалина и ряда Курильских островов.



Было заявлено, что, если Япония не готова к постановке этих вопросов, было бы целесообразно говорить о заключении пакта не о ненападении, а о нейтралитете, не предусматривающего разрешение территориальных проблем. Японское правительство с этим согласилось и 13 апреля 1941 года стороны подписали Пакт о нейтралитете между СССР и Японией. Стороны обязались взаимно уважать территориальную целостность и неприкосновенность друг друга. Мы еще вернемся к этому «спорному» документу в рамках претензий японской стороны.



Вопрос о восстановлении территориальных прав СССР на Дальнем Востоке начал обсуждаться лидерами «большой тройки» - И. В. Сталиным, Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем во время Тегеранской конференции (ноябрь-декабрь 1943 г.).
Причём инициативу такой постановки вопроса проявили западные союзники: в частности, Черчилль начал с того, «чтобы советский флот плавал свободно во всех морях и океанах». Помня, что в результате японско-русской войны Россия лишилась части своей территории на Дальнем Востоке, он особо отметил, что «управление миром должно быть сосредоточено в руках наций, которые полностью удовлетворены и не имеют никаких претензий».

При подготовке к Ялтинской конференции глав союзных держав, отвечая на запрос американцев о политических пожеланиях Москвы в связи с предстоящим участием СССР в войне с Японией, Сталин заявил о том, что Советский Союз хотел бы получить Южный Сахалин, то есть вернуть то, что было передано Японии по Портсмутскому договору, а также получить Курильские острова.
Рузвельт согласился с этой позицией, заявив: «Русские хотят вернуть то, что у них было отторгнуто».

По итогам Ялтинской конференции (февраль 1945 г.) лидерами трёх великих держав было подписано соглашение по вопросам Дальнего Востока. В нём излагались условия, на которых СССР соглашался оказать союзникам военную помощь в разгроме милитаристской Японии. В частности, предусматривалось «возвращение принадлежавших России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г., а именно: возвращение Советскому Союзу южной части о. Сахалина и всех прилегающих к ней островов», а также «передача Советскому Союзу Курильских островов».
В документе подтверждалось, что эти претензии Советского Союза «должны быть безусловно удовлетворены после победы над Японией».

Имея разведывательную информацию о достигнутых в Ялте договоренностях, японское правительство вознамерилось «заинтересовать» Москву уступками, на которые могла бы пойти Япония в обмен на сохранение Советским Союзом нейтралитета и согласие выступить посредником в переговорах о перемирии с США и Великобританией.
В разработанном МИД Японии перечне предложений Советскому Союзу главным была уступка Карафуто (Южного Сахалина) и Курильских островов.
О готовности Токио «откупиться» ранее принадлежавшими России территориями сообщал в Москву советский посол в Японии Я. А. Малик.
Однако Сталин считал важным выполнить союзнические обещания по участию в разгроме милитаристской Японии и оставил японский зондаж без ответа.



Территориальные условия капитуляции были определены в 8-м пункте предъявленной Японии 26 июля 1945 года Потсдамской декларации союзных держав, где говорилось, что после капитуляции «японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и менее крупными островами, которые мы укажем».
Соглашаясь с этим, уполномоченные японского императора подписали 2 сентября 1945 года Акт о капитуляции Японии, в котором обязались «честно выполнять условия Потсдамской декларации, отдавать те распоряжения и предпринимать те действия, которые в целях осуществления этой декларации потребует верховный командующий союзных держав или любой другой назначенный союзными державами представитель».



Поэтому император и послевоенное правительство, как должное восприняли Меморандум командующего союзных держав генерала Д. Макартура № 677/1 от 29 января 1946 года, в котором из-под юрисдикции государственной или административной власти Японии исключались все находящиеся к северу от Хоккайдо острова, в том числе «группа островов Хабомаи (Хапомандзё), включая острова Сусио, Юри, Акиюри, Сибоцу и Тараку, а также остров Шикотан».



Вслед за этим 2 февраля 1946 года был обнародован Указ Президиума Верховного Совета СССР, который гласил:

«1. Установить, что с 20 сентября 1945 г. вся земля с её недрами, лесами и водами на территории южной части острова Сахалин и Курильских островов является государственной собственностью СССР, то есть всенародным достоянием.

2. Образовать на территории Южного Сахалина и Курильских островов Южно-Сахалинскую область с центром в городе Тойохара (ныне Южно-Сахалинск) с включением её в состав Хабаровского края РСФСР».



(Продолжение следует)
Tags: Курилы, Курильские острова, Русско-японская война, Сахалин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments